MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том второй > Эвакуация > Драмкружок


 

                   



Глава 31. Драмкружок (продолжение)

<< к главе 30    ... 159 > 160 > 161 > 162 > 163 > 164 >...    к главе 32 >>


- 160 -



Время: 1941 - 1943
Место: Ойротия, Горно-Алтайск

 



Популярность в годы войны Константина Симонова


Пьесу эту еще продолжала печатать с продолжениями газета "Правда".

У Любовь Рафаиловны имелась подборка газет ("подвалов") с этой пьесой и мы приступили к репетициям. Сюжет пьесы не сложен, но был в тот момент крайне злободневен. Маленький русский город оккупирован немцами. При отступлении в городе остались раненые бойцы и командиры. Местные жители, обыватели, простые русские люди, укрывают их с риском для собственной жизни. Из выздоровевших бойцов организуется партизанский отряд, который уходит на прорыв линии фронта с обещанием вернуться и освободить своих спасителей.

Сейчас эта пьеса, возможно, покажется малозначительной и наивной, но тогда, когда она писалась и ставилась, она звучала совсем по-иному. Еще не закончилась Сталинградская битва и исход войны был совершенно не очевиден. Большая часть Европейской части страны была оккупирована немцами и в десятках и сотнях подобных городков могли прямо сейчас происходить точно такие события. Я думаю, что нынешняя молодежь Симонова вообще не знает. Люди постарше кое-что слышали, кое-что помнят, но в общем считают его фигурой второстепенной. Но в то время Симонов был русским писателем и поэтом номер один. И это при том, что были живы и писали и Алексей Толстой, и Шолохов и другие классики. Главным достоинством Симонова была остро заточенная злободневность. Он всегда писал о людях сегодняшних. Я думаю, что в истории русской поэзии вообще не было ни одного стихотворения столь же популярного, как тогда "Жди меня" Симонова. Его читали, переписывали, учили и знали наизусть миллионы людей - те, кого ждали, и те, кто ждал.

Мы готовили спектакль параллельно с печатанием пьесы и к моменту завершения публикации были готовы к постановке. Премьера прошла на школьной сцене, а дальше, ничтоже сумняшеся, мы пошли в городской театр. В городе не было русской труппы, а потребность в спектаклях была, и поэтому городские власти смело предоставили сцену школьникам.

Я до сих пор удивляюсь нашему нахальству. Тяжелую пьесу о взрослых людях в тяжелой обстановке играли пятнадцати-шестнадцатилетние мальчишки и девчонки. Играли в случайных декорациях, без костюмов, без грима. По-видимому, общий эмоциональный градус и у исполнителей и у зрителей был таков, что спектакль приняли с восторгом, с аплодисментами. И нас попросили еще два выходных подряд повторить эти спектакли в городском театре. Кстати, примерно в те же дни премьера спектакля состоялась и в Московском театре Ленинского комсомола, для которого пьеса, собственно, и писалась. Это был не сегодняшний насмешливый Ленком Захарова. Это был героический театр Ленинского комсомола Берсеньева, бывший ТРАМ, бывшая третья студия МХАТ. Эти два театра роднит только название и здание.






 

Про Константина Симонова в период его популярности



 
 


Rambler's Top100

Adv: Book-keeping solution : Moscow