MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Детские годы > Дом на 3-й улице Рыкова


 

                   



Глава 18. Дом на 3-й улице Рыкова (продолжение)

<< к главе 17    ... 83 > 84 > 85 > 86 > 87 > 88 >...    к главе 19 >>


- 88 -



Время: 1932 - 1935
Место: Москва, Динамо

Дубовый шкаф, который Виктор Шепель, помогая нам при переезде, выносил и грузил на машину в одиночку

Дубовый шкаф, который Виктор Шепель, помогая нам при переезде, выносил и грузил на машину в одиночку




Жена Шатова - летнаб, то есть лётчик-наблюдатель


Но вернёмся в дом на улице Рыкова. Напротив Шепелей находилась квартира нашего хозяина, которого звали Шатов Алексей Спиридонович. Несмотря на русские фамилию, имя и отчество, он по национальности был латыш. Работал он, действительно, вагоновожатым, но, к моему разочарованию, на грузовом трамвае. Грузовые трамваи ходили тогда по Москве ночью и развозили грузы. Поэтому Шатов работал как правило в ночную смену. Приходил домой рано утром, отдыхал, а остальное время возился на огороде, который держал в образцовом порядке. И, кстати, не очень приветствовал, когда я туда заходил. Держал он также поросенка, готовил колбасу и ветчину. Со мной он охотно играл в лото. Так что я всегда дожидался, когда он придет с работы и мы сможем сыграть партию в лото. Они жили вдвоем с женой. Мы поселились у них, как и положено квартирантам, в изолированной комнате.

Через какое-то время Алексей Спиридонович развелся с женой и она потребовали, чтобы ей дали изолированную комнату. Тогда нас перевели в комнату запроходную – при том, что в проходной комнате жил сам Шатов. Ещё через некоторое время Шатов снова женился и привел молодую (относительно) жену в дом. Кстати, у нее была интересная профессия - «летнаб», летчик-наблюдатель. Так вот, она не захотела жить в проходной комнате и в проходную комнату перешли мы. Через некоторое время она вообще потребовала, чтобы у них было две комнаты, и Алексей Спиридонович, очень извиняясь, попросил нас подыскать себе другое жилье.

Тем временем мне исполнилось восемь лет и пришла пора идти в школу. Как раз в 1935-м году на пустыре против психдиспансера построили новенькую школу номер - как сейчас помню - 635. Вот в эту школу я и отправился 1-го сентября. Проучился, однако, я там только два месяца. Папе дали квартиру в зоотехническом институте близ Балашихи и в конце октября или в начале ноября мы туда переехали. Помню, что шкаф наш, который и сейчас стоит в коридоре, Виктор Шепель выносил во двор и грузил на машину один.

Последний раз я соприкоснулся с этим домом году в 1962-м. Я повел Павлика на елку во Дворец Спорта в ЦСКА. Стоял совсем не холодный солнечный зимний день. После ёлки я предложил Павлику: «Давай я тебе покажу, где твой папа жил в том возрасте, в котором ты сейчас». И мы отправились искать 3-ю улицу Восьмого Марта.

Практически все дома бывшего посёлка Рыков были уже снесены, но наш дом еще стоял.

Мы зашли во двор и я расспросил какого-то мужчину, кто же сейчас живет в этом доме. Он сказал, что ни фамилии Кармалеевых, ни Студенецких, ни Шепелей, ни Шатовых он никогда не слышал. В доме жили уже совсем другие люди.






 

Лётчица-наблюдателница или летнаб Шатова



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow financial accounting provider