MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Детские годы > Дом на 3-й улице Рыкова


 

                   



Глава 18. Дом на 3-й улице Рыкова (продолжение)

<< к главе 17    ... 83 > 84 > 85 > 86 > 87 > 88 >...    к главе 19 >>


- 84 -



Время: 1932 - 1935
Место: Москва, Динамо

 



Глава Кто такие евреи? в Семейных архивах


Против Кармалеевых, т.е. направо от входа, жила семья Студенецких. Студенецких было много: взрослые и четверо или пятеро детей. Старший Колька Студенецкий уже работал учеником где-то на заводе и возвращался с работы с важным видом с папироской в зубах. А мы бежали и кричали: «Каля-маля купил коня, сколько стоит – три рубля». Студенецие жили в двух комнатах - проходной и запроходной - а изолированную комнату они всегда сдавали квартирантам. И вообще, почти во всех домах поселка хозяева держали квартирантов.

Однажды я услышал такую фразу: «У Студенецких новые квартиранты – евреи». Я поинтересовался: «А кто такие евреи?». «Ну, такие люди» – сказали мне. Я этим ответом не удовлетворился и отправился выяснять сам. Я вежливо постучался к новым квартирантам Студенецких, сказал, что я, вот, Валерий со второго этажа и что я пришел узнать, кто такие евреи. Евреев было двое – муж и жена. Они были старше моих родителей, оба были совершенно седые и с золотыми зубами. Они почему-то немножко посмеялись, потом угостили меня конфетками, я почитал им стихи, они показали мне какие-то книжки. Когда я, вежливо попрощавшись, стал уходить, меня спросили: «Ну, ты понял, кто такие евреи?». Я сказал: «Да, я теперь точно знаю, кто такие евреи. Это те, кто седой и с золотыми зубами». Со Студенецкими детьми я часто играл в их огороде, куда приходили и другие ребята из поселка. Однажды, выходя из огорода Студенецких, я тяжелой калиткой повредил себе палец. Было много крови, много плача. А шрам на безымянном пальце левой руки есть у меня и поныне.

Над Кармалеевыми жило семейство Шепелей. Их было четверо: Петр Данилович, Клавдия Ефимовна и два взрослых сына – Виктор и Костя. Петр Данилович был типичный украинец с висячими седыми усами и украинскими словечками, интонациями, говором. Кем он работал до выхода на пенсию, я не знаю. Человек он был замкнутый. Он страдал каким-то тихим психическим заболеванием и все время возился на огороде или занимался какими-то домашними делами. Они, кстати, держали поросенка. Однажды я удивился: Петр Данилович сидел в кухне и ел зеленый лук с хлебом. Этак большим пучком макал лук в соль, с хрустом откусывал, жевал и приговаривал: «Ох, хороша сталинская колбаса!» Я тогда, конечно, не понял сарказма старого хохла. И вечером спросил маму: «А почему Петр Данилович называет зеленый лук сталинской колбасой?». Мама мне ответила, что ты же знаешь, что «сталинское» – это все самое лучшее. А лук очень полезен, в нем много витаминов, поэтому Петр Данилович и называет его сталинской колбасой. Этот ответ удовлетворил меня вполне.

Клавдия Ефимовна Шепель была русская. Она проработала много лет кондуктором на московском трамвае. Она часто рассказывала, какая это тяжелая профессия - целую смену работать стоя среди публики. Вагоны тогда не были полностью застеклёнными и их продувало. Она страдала ревматизмом. Моя мама часто оставляла меня на Клавдию Ефимовну. Это была очень добрая, заботливая женщина и мама, когда уезжала в город и меня с собой не брала, отводила меня к Клавдии Ефимовне. В общем, я частенько был под ее присмотром.






 

О том, как я узнал, кто такие евреи в доме на улице Рыкова



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow financial accounting company