MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том третий > Вхождение > На новенького


 

                   



Глава 59. На новенького (продолжение)

<< к главе 58    ... 347 > 348 > 349 > 350 > 351 > 352 >...    к главе 60 >>


- 349 -



Время: 1959
Место: Москва

 



Роман Иосифович Волков


При разворачивании института в Кирове с фронта было отозвано несколько офицеров нужных специальностей, в их числе был и Иван Андреевич Должанский. Впоследствии, когда мы с ним познакомились поближе, он рассказал немало интересного о первых шагах становления промышленной микробиологии, о том, насколько труден был перевод технологических процессов из стекла в металл. О том, как именно в Кирове впервые в Советском Союзе был произведен в ощутимых количествах пенициллин. О том, как в 45-м году после победы над Германией, войска перебрасывали с Западного фронта на восток, и все эшелоны шли через Киров, где весь контингент был привит от возможных инфекций, поэтому во время военных действий в Манчжурии эпидемий у нас не было, хотя эпидемиологическая обстановка там была явно неблагополучной. Должанский прослужил в Кирове более 10 лет, потом был переведен в Москву, а теперь в НИТБ.

Главным специалистом по вентиляции был Леонид Петрович Кузнецов, подполковник, ходивший в авиационной форме. Человек он был порядочный и очень деликатный, в чем я впоследствии имел возможность неоднократно убедиться. Однако любил эпатировать окружающих. Это было у него своеобразной защитой. Так, он утверждал, что все специалисты по вентиляции (кроме него самого, естественно) делятся на две категории - это дураки и студенты. Но у студентов есть шанс впоследствии освоить все необходимые премудрости.

В столовой он демонстративно соединял в одной тарелке суп, второе и кисель, перемешивал и ел ложкой, дескать, в желудке все равно всё перемешается. А блюдо это он называл Лепекуль - по своим инициалам. Был он заядлым рыбаком и фотографом. Все свободное время посвящал рыбалке. Лицо у него было обветренное, красное. Волосы седые и усы тоже. Впоследствии он отпустил и окладистую седую бороду. Выйдя в отставку, работал внештатным корреспондентом журнала Военно-охотничьего общества.

Были еще два главных специалиста: Краснов и Васильев Василий Васильевич, но с ними я контактировал мало, и как-то они в памяти не сохранились.

Другой Васильев Виктор Иванович был фигурой импозантной и потому запоминающейся. Должность его называлась «Главный инженер проекта». Был он уже не молод, но и не так чтобы стар, немного за 50. По званию полковник, носил морскую форму. Борода красивая, ухоженная, бросающаяся в глаза. Вполне понятно, что за глаза все его звали просто «Борода». У него был приятный баритон, а манера речи напоминала чеховских героев. Речь его перемежалась такими выражениями как «ну те-с, батенька», «как изволите видеть». К тому же он был большим любителем и, надо сказать, знатоком, московской старины. И когда он что-нибудь об этом рассказывал, то создавалось полное впечатление, что все это он видел собственными глазами.

Начальником технологического отдела был полковник Лобзин Евгений Николаевич, выпускник Академии химической защиты. Он приехал сюда из Свердловска и уже успел получить квартиру, причем, в центре, на Садово-Спасской.

Столпами отдела были два старших научных сотрудника: подполковник Волков Роман Иосифович и капитан Рудакова Евдокия Афанасьевна. С Романом мы вместе служили в Загорске и были с ним на «ты», несмотря на большую разницу в званиях. Роман вообще был очень коммуникабелен и легко контактировал, как с лейтенантами, так и с генералами, не испытывая никаких комплексов. Вероятно, сказывалось то, что он воспитывался в детском доме. У него была запоминающаяся внешность: вьющиеся седые волосы, молодое живое лицо с крупными чертами. Он был старше меня на три года, воевал. Войну кончил офицером. После войны он был направлен на какие-то страшно секретные курсы. Как он рассказывал, жили они там на казарменном положении, при резком ограничении общения с внешним миром. А когда проводилось первое испытание атомной бомбы, то Роман выезжал на бронетранспортере в защитном костюме в эпицентр взрыва и брал там пробы грунта.

Потом было пять лет учебы в Академии химзащиты. Потом два или три года службы в Загорске в конструкторском отделе, откуда в конце 58-го года был переведен в НИТБ. К моменту моего прихода он здесь был уже старослужащим и помог мне адаптироваться. Впрочем, по моему мнению, Роман с первого дня в любом месте становился старослужащим.






 

Волков Роман Иосифович



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow global accounting