MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том третий > Вхождение > На новенького


 

                   



Глава 59. На новенького (продолжение)

<< к главе 58    ... 347 > 348 > 349 > 350 > 351 > 352 >...    к главе 60 >>


- 350 -



Время: 1959
Место: Москва

 



Рудакова Евдокия Афанасьевна


Через 15 лет после окончания войны в армии оставалось очень немного офицеров-женщин. Одной из них была Евдокия Афанасьевна Рудакова. В 51-м году она окончила вполне гражданский ВУЗ - Московский институт химического машиностроения (МИХМ) и была распределена в Свердловск в институт Министерства обороны. Там оценили ее способности и трудолюбие и вскоре назначили на офицерскую должность, а потом, разумеется с ее согласия, аттестовали. Трудолюбие Евдокии Афанасьевны отмечал практически каждый, кто соприкасался с ней по работе. Из многих уст можно было услышать фразу: «Дуся пашет, как лошадь». В общении она часто бывала бескомпромиссной и резкой. Несколько пооттаяла после того, как вышла замуж и родила двух детей. Так сложилось, что всю последующую жизнь, вплоть до ухода Дуси на пенсию в конце 80-х, мы шли с ней как бы параллельными курсами. Она вышла в отставку в звании полковника в 83-м году, проработала еще несколько лет и совсем ушла на пенсию. Последний раз я видел Евдокию Афанасьевну в 2004 году на тридцатилетнем юбилее нашего института.

В отделе Митичкина я проработал совсем недолго. Через два или три месяца меня перевели в технологический отдел. Причин тому было две. Одна органическая, а вторая ситуационная. Органическая заключалось в том, что до меня и до начальства дошло, что автоматизация процессов является неотъемлемой составной частью технологии и должна решаться в недрах ее разработки. Дойти-то дошло, но с реализацией этого решения никто не торопился, пока, как часто бывает, к этому не подстегнула сложившаяся ситуация. Начальнику нашего бюро Яновскому кто-то сверху рекомендовал принять на службу одного офицера. По-видимому, рекомендация эта была настолько весомой, что Яновский отказать не посмел, хотя и сильно сомневался. Речь шла о выпускнике все той же химической академии старшем лейтенанте Матвееве. Еще учась в Академии, Вилен Матвеев показал очень обнадеживающие результаты в легкой атлетике и даже однажды выиграл первенство вооруженных сил в беге, кажется, на 800 метров. Спортивные результаты в армии очень ценили, и поэтому по окончании Академии определили его на службу в Центральный спортивный клуб армии (ЦСКА) на должность, которая называлась что-то вроде инструктора-методиста по легкой атлетике, а не деле - в качестве профессионального бегуна. Побегав два или три года и, будучи очень, даже очень, неглупым парнем, Вилен понял, что карьера спортивная недолговечна и ненадежна. Попросил кого-то из высоких покровителей спорта определить его на интересную и перспективную должность, конечно, в Москве с приличным окладом.

У Яновского были в Технологическом отделе вакансии старших и младших научных сотрудников. Должность младшего научного сотрудника была бы для Матвеева понижением, как по категории, так и по окладу. Назвать старшим научным сотрудником человека, который только закончил Академию и по сути дела по специальности не работал ни года, сердце Яновского не лежало. Яновский нашел компромиссное решение. Меня перевели в Технологический отдел на должность старшего научного сотрудника, а на мое место руководителем группы назначили Вилена Ефимовича Матвеева.

Надо сказать, что приняв Матвеева, Яновский ошибки не сделал. Впоследствии Вилен Ефимович защитил кандидатскую, докторскую диссертацию, стал профессором. Был заместителем министра медицинской промышленности СССР. Его природный ум, хорошая память сочетались со спортивным напором, спортивной злостью.






 

Евдокия Афанасьевна Рудакова



 
 


Rambler's Top100

Adv: Global accounting : Moscow