MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том второй > Эвакуация > Дела житейские


 

                   



Глава 32. Дела житейские (продолжение)

<< к главе 31    ... 165 > 166 > 167 > 168 > 169 > 170 >...    к главе 33 >>


- 170 -



Время: 1941 - 1943
Место: Ойротия, Горно-Алтайск

 



Как самому делать мыло из жиров и щёлочи


Для освещения нам иногда удавалось доставать очень немного керосина. Когда он есть, то вечером, часа на два, зажигалась одна маленькая керосиновая лампа. Мы сидели около нее за одним столом и читали или писали. В остальное время комнату освещала коптилка. Это маленький пузырек с фитильком, который дает возможность ориентироваться в темной комнате.

Чтобы зажечь коптилку, лампу или плиту, нужен огонь. В магазинах спичек нет и не бывает. А на рынке коробка спичек стоит столько же, сколько ведро картошки. На рынке можно купить кустарную бензиновую зажигалку, но проблема опять-таки с бензином. Поэтому большинство жителей для добывания огня пользовалось так называемой "катюшей". Это набор, состоящий из трех предметов: кремния (камушка), кресала (куска высокоуглеродистой стали), и трута. Кресалом били по кремнию, высекая снопы искр, напоминавшие залпы реактивных минометов "катюш". Отсюда и название. Искра попадала на трут и ее раздували. От тлеющего трута поджигали бумажку или лучинку. Вот и огонь. Курящие носили "катюшу" с собой в мешочке.

Но мы добывали огонь другим способом. В эвакуированном имуществе пантовой лаборатории были разные реактивы, в том числе глицерин и марганцовка. Эти два вещества вступают в реакцию с выделением большого количества тепла. И огонь мы добывали так. Полоску бумаги обмакивали в глицерин, затем подцепляли на это смоченное место несколько кристалликов марганцовки и ждали. Через некоторое время марганцовка начинала шипеть, после чего бумажка загоралась.

Очень сложно было с мылом. На карточках оно значилось, но в продажу никогда не поступало. Мыло продавалось на рынке, но было очень дорогим - нам во всяком случае не по карману. Но в городской бане на помывку давали маленький кусочек , меньше спичечного коробка. И мы старались экономить его и измылить не весь, а обмылок унести домой и пользоваться им до следующей бани.

Как-то Мефодий Павлович Любимов привез из командировки из совхоза жир павшего оленя. Он, собственно, делал вскрытие этого оленя для установления причины болезни. И мы организовали мыловаренное производство. В качестве источника щелочи использовали печную золу. Поскольку щелочь была калиевой, то мыло получилось жидким. Но, тем не менее, это было вполне полноценное мыло, которым можно было и руки мыть, и стирать.Так у нас около рукомойника появилась баночка с жидким мылом, позволявшая поддерживать гигиену.

С водоснабжением вопрос решался просто. За водой я ходил на речку Улалушку, протекавшую метрах в ста от дома. Зимой речка, естественно, замерзала и приходилось поддерживать прорубь. Тогда я сочинил следующий стишок:

"Сорокаградусный мороз
мне лижет руки, щеки, нос.

Гремит ведро, но вот беда -
замерзла в проруби вода.

Гремя своим пустым ведром,
бреду домой за топором."

Сорокаградусные морозы на Алтае совсем не редкость, а это требует тёплой одежды. Местные жители зимой ходили в меховых шубах. Шуба мехом внутрь называлась "тулуп", а шуба мехом наружу называлась "доха". У нас ни дох, ни тулупов не было и мы натягивали на себя все, что могли.






 

Изготовление самодельного мыла в Ойрот-Туре



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow book-keeping service