MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том второй > Эвакуация > Население. Эвакуированные и местные


 

                   



Глава 29. Население. Эвакуированные и местные (продолжение)

<< к главе 28    ... 145 > 146 > 147 > 148 > 149 > 150 > 151 >...    к главе 30 >>


- 146 -



Время: 1941-1943
Место: Ойротия, Горно-Алтайск

 



Эвакуация Московского пединститута


Московский педагогический институт разместили, потеснив хозяев, в педагогическом училище и его общежитии. Дело в том, что в отличие от Мичуринского научно-исследовательского института, в пединституте основную массу эвакуированных составили студенты, точнее студентки, потому что ребята все были на фронте. Учебной нагрузки в институте на всех эвакуированных преподавателей, вероятно, не хватало, потому что многие из них стали работать в средних школах. Так у нас появились учителя с кандидатскими степенями. Уровень предметной компетентности у них был, безусловно, выше, чем у среднего школьного учителя. Но им не всегда хватало умения управляться с подростковым коллективом. Из когорты наших учителей я особенно запомнил преподавателя истории Марию Ильиничну Белову. Она была специалистом по периоду Великой французской революции. Эта тема меня тоже интересовала, я много читал дополнительной литературы и с большим интересом с ней беседовал. Математик по фамилию Вольман был автором факультативного учебника по тригонометрии. И этот предмет у нас преподавался как в соответствии с программой, то есть по Рыбкину, так и по Вольману, причем доказывалась несостоятельность отдельных воззрений Рыбкина с его системой доказательств. Впоследствии мне это немножко аукнулось, потому что я, уже учась в институте, путался в тригонометрических формулах.

В моем книжном шкафу сейчас стоит собрание сочинений Бальзака. Если перелистать его тома, то можно заметить, что очень многие романы переведены Грифцовым, что Грифцов выступает в качестве комментатора в других томах, и что он участвует в редактировании всего издания. Этот известный бальзаковед профессор Грифцов тоже был в эвакуации в Ойрот-Туре. Работал он в пединституте. И хотя контактов у нас с ним никаких не было, видел я его практически ежедневно, потому что он жил на одной с нами улице.

Пребывание в эвакуации пединститута не прошло бесследно для Ойрот-Туры. Когда пединститут вернулся из эвакуации в Москву, то в занимаемых им зданиях было уже не педучилище, а Ойротский педагогический институт. Сейчас, насколько мне известно, он преобразован в Горно-Алтайский государственный университет.

Третьей крупной эвакуированной организацией была спецшкола. Я уже говорил, что военизированные спецшколы были созданы в тридцать девятом году для предучилищной подготовки будущего командного состава. Они подчинялись Наркомпросу, как и обычные школы, но опекались военными ведомствами. Школы были трех профилей: артиллерийские, военно-морские и авиационные. Школа, которую эвакуировали к нам, была авиационной, военно-воздушной. Прибывшие шестнадцати-семнадцатилетние юноши в военных шинелях с авиационными эмблемами на голубых петлицах сразу стали заметны в городе. Это был как бы местный гарнизон. Многие из этих молодых людей пользовались повышенным вниманием юных и не очень юных местных дам. Ведь мужчин в городе было очень мало. Они по-своему жалели мальчиков и, главное, как могли их подкармливали, что было совсем не лишним при скудном тыловом пайке.






 

О преподавателях из Московского педогагического института



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow bookkeeping service