MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Детские годы > Первые шаги


 

                   



Глава 17. Первые шаги (продолжение)

<< к главе 16    ... 78 > 79 > 80 > 81 > 82 >...    к главе 18 >>


- 79 -



Время: 1927 - 1932
Место: Сыктывкар, Москва

"Пожар" Маршака сохранился с 1931

"Пожар" Маршака сохранился с 1931

Оборот "Пожара"

Оборот "Пожара"

Каланча в Сыктывкаре

Каланча в Сыктывкаре




Глава Пожарная каланча и Маршак


Вообще-то этот период жизни событиями для меня не слишком богат. Помню, например, как иногда с мамой мы ходили в исполкомовскую столовую с судком. Судок – это была тогда такая распространенная посуда: три кастрюльки, которые устанавливаются одна на другую и соединяются общей скобой. С ним можно идти в столовую, получить первое, второе и третье и в одной руке удобно нести. Сейчас судки, по-моему, перевелись. Ну вот, мы однажды пришли в столовую и я там понравился повару, прочитал ему какое-то стихотворение и он угостил меня очень вкусной котлеткой. А стихи я уже знал, потому что книжки вошли в мою жизнь. Помню три книжки того периода. Первая книга была «Пожар» Маршака. Ее первые строки: «На площади базарной, на каланче пожарной…» были для меня вполне понятны, поскольку пожарная каланча находилась на Интернациональной улице недалеко от нашего дома и каждый раз, гуляя, я эту каланчу видел. Другими двумя книжками того периода были «Почта» и «Рассеяный с улицы Бассейной». Эти книжки долго у меня жили, истрепались и уже хранились как реликвии. По ним, а также по газетам, которые мы регулярно получали, я уже начинал разбирать буквы и складывать их в слова. Делал я это самостоятельно, специально меня никто не учил, но если я что-то спрашивал, то мне отвечали.

В начале 1932-го папа уехал в командировку в Москву. От него приходили письма, которые мне мама читала, но каждое письмо было подписано крупными печатными буквами «ПАПА». Это я уже читал сам. В каком-то письме папа написал, что в Сыктывкар он больше не вернется, что весной, когда начнут ходить пароходы, мы поедем к нему в Москву, что он уже снял комнату, в которой мы будем жить и что хозяин этой комнаты – вагоновожатый. Последнее обстоятельство произвело на меня исключительно сильное впечатление, потому что конские упряжки я видел постоянно, иногда по улицам Сыктывкара проезжал и автомобиль, а вот трамвай я видел только в книжке «Рассеянный с улицы Бассейной». Поэтому мне казалось очень заманчивым то, что там я смогу кататься сколько хочешь на трамвае, ибо трамвай водит наш хозяин.






 

Рассказ о пожарной каланче в Сыктывкаре



 
 


Rambler's Top100

Adv: Financial accounting services : Moscow