MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том третий > Командировки > Свердловск


 

                   



Глава 76. Свердловск (продолжение)

<< к главе 75    ... 493 > 494 > 495 > 496 > 497 > 498 > 499 > 500 >...    к главе 77 >>


- 496 -



Время: 1960-1973
Место: Свердловск

 



Искусство каллиграфии


От Петра Бургасова я двигался к другому Петру – начальнику конструкторского отдела Петру Васильевичу Семенову. С этим отделом я непосредственно и сотрудничал. Цель нашей совместной работы заключалась в том, чтобы найти технические решения для измерения технологических параметров наших производств в тех случаях, когда серийные приборы для этого не годились.

В конструкторском отделе для этой работы была сформирована небольшая группа. Ее руководителем был Борис Кириллович Вакал – выпускник химической академии. Это был нормальный грамотный инженер. Его несомненным конкурентным преимуществом было блестящее владением инженерной графикой и немалые художественные способности. У него был четкий каллиграфический почерк. Писал он быстро, без помарок и ошибок. Это качество было замечено и его назначили секретарем научно-технического совета. Протоколы и другие документы совета должны были оформляться только в рукописном виде без привлечения технического персонала. Теперь Борис был постоянно в курсе всех институтских проблем, а мудрейшие члены ареопага привыкли постоянно видеть его в своих рядах. Тем более он помог многим из них в оформлении докторских диссертаций. Его собственная диссертация кандидатская, а потом и докторская прошли на «ура». При вполне надлежащем научном уровне они смотрелись как произведения искусства. После того, как Семенова перевели в Москву, Вакал стал начальником конструкторского отдела, а потом несколько лет был заместителем начальника института по научной работе.

Но приборостроение не было предметом научных интересов Бориса Кирилловича. И руководство приборостроительной группы было лишь эпизодом в карьере. Другие члены бригады тоже не были энтузиастами приборостроения. Так что, создав и испытав макетные образцы двух приборов, группа мирно распалась. Продолжалось только мое сотрудничество со службой КИП, которую возглавлял Иван Никифорович Никурашин. Он был старше меня года на три, воевал. Где-то в середине пятидесятых он окончил электротехнический факультет Военно-инженерной академии имени Куйбышева. Так что инженерный диплом он получил отнюдь не в юношеском возрасте. Это обстоятельство, плюс особенности характера были причиной его недоверчивого и придирчивого отношения к любой новой технике. Журавлей в небе он не любил. Зато, если уж Иван Никифорович дал добро, то в надежности и работоспособности устройства можно было не сомневаться. Для нашей с ним совместной работы это было бесценное качество. Работа состояла в том, что я отыскивал в промышленности и в смежных организациях приборы, перспективные для нас с моей точки зрения. А Иван Никифорович проводил их испытания.

После увольнения в запас, Никурашин переехал в подмосковное Голицыно, где поступил на работу в Институт фитопатологии в том же качестве. Туда по окончании службы переезжали многие свердловчане. Я один раз был там в командировке, и Иван Никифорович показал мне свое отлично налаженное хозяйство.






 

Каллиграфия как искусство



 
 


Rambler's Top100

Adv: Staff agency : Moscow