MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Семейные знакомые > Покровские


 

                   



Глава 8. Покровские  

<< к главе 7    ... 33 > 34 > 35 >...    к главе 9 >>


- 33 -



Время: нач. XX–нач. XXI вв.
Место: Москва, Новороссийск, Черновцы

 



Глава Молодые полковники после войны


В 1915 году девятнадцатилетняя Соня Покровская вышла в Усть-Сысольске замуж за приезжего юриста Харьюзова. Моя мама, которой было тогда 15 лет, участвовала в церемонии венчания в качестве подружки. У Арановичей с Покровскими были добрые отношения, а младший брат Сони, Ваня Покровский, принадлежал к кругу приятелей моей мамы.

В 1917-м году у Софьи Михайловны родилась дочь Ираида. В годы Гражданской войны Харьюзов куда-то исчез из Усть-Сысольска и Софья Михайловна с Ираидой жили вдвоем. Ираида выросла, поступила на учебу в ленинградский экономический институт. В 1937-м году мы с мамой были в Сыктывкаре и мне запомнилось, как однажды к моей двоюродной сестре Жене пришла ее подружка и рассказывала: «Сейчас встретила Ирку Харьюзову, приехала из Ленинграда на каникулы, такая воображала!»

В Ленинграде Ираида Харьюзова познакомилась с Иваном Бадиным, который учился там на каких-то курсах, и вышла за него замуж.

Иван Афиногенович Бадин был военным. Когда началась война, он был старшим лейтенантом, командовал взводом. Все четыре года войны он провел в действующей армии. Ему крупно везло. Он был почти все время на передовой, но ни разу не был ранен или контужен. Кругом убивало товарищей, и рост тех, кто выживал, был быстрым. И к концу войны Иван Афиногенович был уже полковником и начальником штаба дивизии. После войны Иван Бадин еще три или четыре года служил в Германии, где они жили с Ираидой в каком-то немецком городке. У них был хороший особняк с хорошей мебелью. И вообще, жили они там вполне привольно.

В 1948-м или 1949-м году Иван Афиногенович поступил в Москве в Академию имени Фрунзе, так как понимал, что дальнейшего движения по военной службе без высшего специального образования ожидать не приходится. В Москве они сняли комнату в районе Зубовской площади и к ним приехала из Сыктывкара Софья Михайловна, которая здесь быстро отыскала моих родителей и стала часто у них бывать. У нее был открытый, легкий характер и вскоре она стала своим человеком в доме. Я ее стал называть «тетя Соня». И так тетя Соня уже считалась потом всегда нашей как бы близкой родственницей. Так как и Бадины - Иван и Ираида - были людьми гостеприимными, то установилась семейная дружба между нашими фамилиями.

После окончания войны, после демобилизации призванных из запаса и после увольнения в отставку кадровых офицеров по выслуге лет и состоянию здоровью, в армии обозначилась определенная группа офицеров, которую бы я назвал «молодые полковники». Им повезло. Война их пощадила - не убила и не покалечила. Они не прятались за чужие спины, просто им повезло. Им повезло и в военной карьере. Путь от степеней лейтенантских до подполковничьих - даже полковничьих - они прошли за три-четыре года, тогда как нормально на это уходит лет пятнадцать и полковниками становятся примерно годам к сорока. А им еще не было и тридцати. Они были людьми харизматическими, ибо на место убитого командира назначали того, кто сумел поднять в атаку оставшихся в живых, того, кому люди поверили, за кем пошли. Как правило, это были люди требовательные, но справедливые. Достаточно простые в обращении, но в тоже время в их отношении с окружающими, с подчиненными всегда чувствовалась некая снисходительность: дескать, вы что - а мы видали виды. Каждому из них не терпелось стать генералом. Диплом о получении высшего военного образования казался им чисто формальным препятствием на пути к генеральству.






 

Рассказ о молодых полковниках в Записках



 
 


Rambler's Top100

Adv: Accounting outsourcing services : Moscow