MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Предки и родственники > Тугариновы. Тётя Вера


 

                   



Глава 5. Тугариновы. Тётя Вера (продолжение)

<< к главе 4    ... 18 > 19 > 20 > 21 > 22 >...    к главе 6 >>


- 19 -



Время: нач. XX–нач. XXI вв.
Место: Москва

Улица Неглинная, дом 25

Улица Неглинная, дом 25




Глава: Неглинная 25 в тридцатых


В этой квартире они прожили больше 20 лет. Впрочем, «квартирой» эту жилплощадь можно было назвать достаточно условно. Две смежные комнаты. Первая - метров 12, проходная. Она была перегорожена шкафом, и место за шкафом считалось «комнатой» Василия Александровича. Там помещался письменный стол, книжный шкаф, кровать. Вторая комната была побольше, метров 18-20, может быть. В ней жили тетя Вера с девочками и мать Василия Александровича, Юлия Ивановна.

Кухни не было. Готовили на керосинке, которая стояла на лестничной площадке. Забавный эпизод. Однажды тетя Вера варила борщ на круглой чугунной трехфитильной керосинке. Время от времени она выходила из комнаты на лестницу, чтобы посмотреть, как идет приготовление пищи. Выйдя в очередной раз, она обнаружила, что ни керосинки, ни большой горячей кастрюли с борщом нет. Выбежав во двор, она никого не обнаружила. Так унесли горящую керосинку прямо с кастрюлей горячего борща.

Все «удобства» были во дворе, в отдельной будочке – правда, каменной. Там были кабинки туалета и кран с водой. Умывальник был на лестничной площадке – рукомойник, прибитый над тазом. Воду же брали во дворе. Окна выходили во двор-колодец, поэтому даже в яркие дни в комнатах горело электричество.

Я это рассказываю подробно для того, чтобы показать, в каких условиях жил тогда немалый по чину государственный и партийный чиновник. Через какое-то время Наркомат труда был упразднен. В это здание въехал и до сих пор там находится - тогда назывался Наркомздрав, сейчас это Минздрав. Но семья тети Веры продолжала там жить. А Василия Александровича назначили (формально, конечно, «избрали») секретарем Московского городского комитета партии. Не Первым секретарем, а секретарём по пропаганде или что-то в этом роде. Первым секретарем тогда был Каганович. Теперь, может быть, эта фамилия ничего уже не говорит, но Каганович относился к разряду «вождей». Он «возглавлял Москву». И «Каганович» звучало тогда для Москвы примерно так, как сейчас звучит «Лужков». Спустя еще какое-то время Василия Александровича назначили парторгом Тушинского авиационного узла. В этот узел входили авиационный завод, существующий до сих пор, Тушинский аэродром, который в то время был единственным подмосковным аэродромом (ни Внуково, ни Домодедово, ни Шереметьево еще не было) и Центральный аэроклуб, который был одним из учебных заведений по подготовке летных кадров.

Дядя Вася был человеком любвеобильным и всегда у него были какие-то романы. На этой почве происходили, естественно, семейные ссоры. Было, и не раз, что тетя Вера выставляла чемоданы с его вещами на лестничную площадку. Но потом отходчивое женское сердце всё прощало, и дядя Вася снова водворялся в своей комнатке.






 

Дом 25 по Неглинной в Семейных архивах



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow accounting providers