MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Предки и родственники > Тугариновы. Старший мастер


 

                   



Глава 4. Тугариновы. Старший мастер (продолжение)

<< к главе 3    ... 14 > 15 > 16 > 17 >...    к главе 5 >>


- 15 -



Время: нач. XIX–нач. XXI вв.
Место: Север России

Тухариновы

Тухариновы

Катя и Надя Тугариновы, 1888

Катя и Надя Тугариновы, 1888

Катя и Надя Тугариновы (оборот)

Катя и Надя Тугариновы (оборот)

Тугариновы: Катя, Надя и Вера. 1915

Тугариновы: Катя, Надя и Вера. 1915

Коля Аранович в конторе Нобеля, 1915

Коля Аранович в конторе Нобеля, 1915

Оборот фотографии конторы Нобеля

Оборот фотографии конторы Нобеля

Толя Тугаринов, около 1890

Толя Тугаринов, около 1890

Толя Тугаринов (оборот)

Толя Тугаринов (оборот)

Анатолий Тугаринов, 1900-е годы

Анатолий Тугаринов, 1900-е годы




Глава: российские конторы Нобеля


Когда Шестаков заманил к себе работать Егора Тугаринова, тому было 23 года. Но он сразу стал старшим мастером по бумаге. Получал, видимо, завидное жалование, потому что потом с многочисленным семейством он жил, не имея никакого хозяйства, не имея никаких других источников доходов – при том, что жили они, в общем, неплохо. От хозяина он получил двухэтажный рубленый дом со всеми положенными надворными постройками. Имел право в любой момент потребовать с хозяйской конюшни выезд парой и имел достаточно высокий авторитет в городе Лальске, где он и прожил всю оставшуюся жизнь. Егор женился на Надежде Степановне Сацердотовой. Они прожили долгую жизнь, родили восьмерых детей. Жили все время в Лальске. По рассказам моей мамы, которая в доме деда и бабушки провела достаточно много времени, он почти всегда работал в ночную смену.

По-видимому, именно в ночную смену закладывалась варка бумаги. Рассказывают, что у него было необыкновенное чутье. Он ходил у котлов, пальцем брал пробу, нюхал, пробовал на вкус, потом говорил – добавить того-то, добавить сего-то, варить столько-то. И получалась бумага отличного качества без всяких лабораторий. Утром он приходил с работы домой, выпивал большую чарку водки, завтракал и ложился спать. Проснувшись, он, как вспоминает мама, ходил по дому вверх и вниз, напевал какие-то песенки, разговаривал с детьми, шутил. Потом обедал. После обеда отдыхал, а после ужина снова шел на фабрику. Таков был его день. Семейная легенда гласит, что умер он от отсутствия водки, которую всю жизнь употреблял ежедневно. В 1914 году с началом мировой войны в России был введен сухой закон, и достать водку стало невозможно. Дескать, от этого у него началась гангрена сначала одной ноги, потом - второй ноги, и где-то в 1916-м году он умер в Лальске.

Я уже говорил, что детей у них было восемь человек. Старшей дочерью была моя бабушка – Екатерина. Следующим был сын Анатолий, который сделал - относительно своей среды большую карьеру. Как он ее делал, где он учился – я не знаю, но жил он в Петербурге и был главным ревизором Российского отделения компании «Нобель». Он ездил по всей России, где были предприятия Нобеля по нефтедобыче и нефтепереработке и держал в руках все финансовые концы этой компании в России. Был он бездетен. Женился очень поздно, уже после Революции. Много помогал своим родственникам. Мама вспоминает, что, например, к каждому празднику, к каждому дню рождения ей от дяди Толи приходили богатые посылки. За учение в Вологодском пансионе тети Нины - моей тети, а его племянницы - платил тоже дядя Толя. Многие из нашей родни работали в системе фирмы Нобеля. В частности, мой дядя Николай Михайлович работал в какой-то провинциальной контроле Нобеля. В системе Нобеля работал и некто Александр Чирков, муж Варвары Тухариновой.






 

Рассказ о службе в конторе Нобеля в Вятке



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow accounting companies