MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том второй > На студенческой скамье > Бытие


 

                   



Глава 39. Бытие (продолжение)

<< к главе 38    ... 216 > 217 > 218 > 219 > 220 >...    к главе 40 >>


- 218 -



Время: 1944-1947
Место: Москва

В общежитии

В общежитии




Талоны на дополнительное питание


Проблему завтрака и ужина большинство студентов пытались решать кто как может. Это была либо родительская помощь, либо полученные в профкоме талоны на дополнительное питание, так называемое ДП. В качестве ДП шло второе блюда типа завтрака либо ужина. Распределял ДП по группам профком, а уже внутри группы - треугольник, то есть староста, профорг и комсорг.

Происходило это прозрачно и гласно. Каждую неделю профорг после занятий находил время и объявлял группе: "На эту неделю нам дали столько-то талонов. Мы предлагаем дать столько-то талонов Петрову, столько Иванову, столько Сидорову. Возражения есть?". Все друг друга знали, знали возможности. Если были возражения, они открыто обсуждались. И предложение утверждалось общим собранием.

Кроме ДП существовали еще карточки УДП, то есть "Усиленное дополнительное питание", которое по сути дела было тем же ДП, но давались сразу на месяц. Такой счастливец в течение целого месяца мог ежедневно ходить завтракать или ужинать. Расшифровывали же УДП как "Умрешь Днем Позже". УДП получали все фронтовики, а также некоторые ослабленные студенты по заключению поликлиники.

Как-то у меня завелся талон ДП. Я отправился в столовую 14-го корпуса, собираясь поужинать. У кассы толпилось довольно много студентов и слышался недовольный рокот толпы. На кассе висело объявление, что сегодня талоны ДП и УДП отовариваться не будут. Толпа между тем прибывала. Вызвали заведующего столовой. Он сказал, что пока ОРС ему не отдаст обещанные фонды продуктов, он талоны отоваривать не будет, а только карточки, на которые получает фонды от района. Толпа угрожающе надвинулась, но заведующий успел ускользнуть, захлопнув дверь кабинета.

Очень скоро в вестибюль вошел милиционер в сопровождении трех солдат НКВД, вооруженных карабинами с примкнутыми штыками. Солдаты стали хватать первых попавшихся студентов и выводить их из вестибюля. Тут вперед выступил наш вечный правдолюбец фронтовик, коммунист Петр Никифоров, который стал обличительно говорить, что солдатам негоже так действовать против студентов. Тогда схватили и его и всех увели. Вернулся Никифоров за полночь, но сказал, что в милиции всё поняли и обещали заведующего наказать.

Обычно же вечером мы готовили нехитрую снедь в общежитии на плитке. Коммуны не было, каждый обеспечивал себя сам. Правда, у меня с первого дня сложился в этой области союз с Мишей Галановым. Мы готовили и питались с ним вместе. Продуктами со мной делились родители, а Миша время от времени ездил в свою Калужскую деревню и привозил оттуда немного какой-нибудь крупы или сало. У нас была большая алюминиевая кастрюля и мы обычно раз в неделю варили либо картошку, либо макаронные изделия (чаще всего серую лапшу), иногда какую-нибудь кашу. И кастрюля неделю жила между окнами. Это пространство заменяло нам холодильник. А вечерами мы разогревали её намеченное количество на сковородке.

Отмечу, что в общежитии практически совершенно не было пьянства. Объяснялось довольно просто. Получаемые талоны на водку мы продавали на рынке. На эти деньги можно было купить кое-каких продуктов.






 

Рассказ о дополнительном питании в МЭИ



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow payroll solution