MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том второй > На студенческой скамье > Первые знакомства


 

                   



Глава 35. Первые знакомства (продолжение)

<< к главе 34    ... 186 > 187 > 188 > 189 > 190 > 191 > 192 > 193 > 194 >...    к главе 36 >>


- 194 -



Время: 1944
Место: Москва

 



Воспоминания о Владимире Даневиче


Один раз и я побывал у него в Баку. Я ехал из Грозного в Тбилиси с остановкой в Баку. В Баку я находился с шести утра до двенадцати ночи. По завершении служебных дел, у меня оставалось свободное время. Я позвонил по известному мне телефону.

И Володя как-то растерянно мне сказал: "Ну... заходи". Объяснил, как добраться от того места, где я находился. Когда я пришел, я понял причину его растерянности: у них дома был ремонт. А надо сказать, что дом этот был - типичный южный старинный дом. Замкнутое двухэтажное каре с входом, посредине двор, являющийся частью жизненного пространства. Двери в квартиры выходили на галереи, а на галерею второго этажа лестница вела прямо с улицы.

Володя делал ремонт сам. Он был в какой-то перемазанной одежде и в треуголке из газеты. Но этого еще было не всё. Буквально только что его теща упала и сломала ногу, и Володина жена повезла ее на скорой в больницу. Вот в такой чрезвычайной обстановке я побывал у Даневича в Баку. А потом уже, в начале 90-х, он сам позвонил мне на работу в Москве.

Он находился в Москве проездом, между самолетами. Сказал: "Повидаться не могу, уезжаем в Америку". В Америке они получили статус беженцев. Это было как раз то время, когда в Баку убивали армян и евреев, да и остальных заодно. И Даневичи всей семьей получили статус беженцев и улетали в Америку.

Один раз он звонил мне из Филадельфии. Там он получал пособие 500 долларов. Естественно, не работал. А потом мне сообщили, что Володя Даневич умер.

Я рассказал о нескольких людях, которые составляли для меня в течение пяти с лишним лет первый круг общения. В этом составе мы прожили до самого выпуска.

Комнату, правда, меняли. Существовало такое негласное правило: первокурсники поселялись на верхних этажах и постепенно спускались на всё более нижние. На четвертом или на пятом курсе нас перевели даже в другой, более благоустроенный корпус. Там у нас был блок из двух комнаток. В одной стояла одна двухэтажная койка, а в другой, проходной, жили четверо. И ещё там было нечто вроде кухоньки с горячей и холодной водой.

В общем, жили мы как все наши однокурсники. Иногда веселились, вместе трудились, иногда ссорились, но в целом жили дружно.






 

О Владимире Даневиче, Баку - Филадельфия



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow bookkeeping outsourcing services