MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Детские годы > Взвейтесь кострами


 

                   



Глава 26. Взвейтесь кострами  

<< к главе 25    ... 131 > 132 > 133 >...    к главе 27 >>


- 131 -



Время: 1935 - 1940
Место: Балашиха

Сёстры Аранович на Балашихе

Сёстры Аранович на Балашихе

Зажим для гластука

Зажим для гластука




Глава Процедура приёма в пионеры и стахановское движение в Семейных архивах


Такими словами на музыку Гуно из оперы «Фауст» начинался пионерский гимн:

Взвейтесь кострами синие ночи,
Мы пионеры – дети рабочих.

Последняя фраза меня очень смущала, я чувствовал из-за неё свою явную классовую неполноценность. Ведь я не относился не только к детям рабочих, но даже и к детям крестьян. А всего лишь навсего к гнилой интеллигенции. Когда меня спрашивали: «Кто твой отец?», я, потупив глаза, говорил: «Ну, он работает в институте». Я стыдился сказать, что он доцент. С другой стороны, дети рабочих в жизни вовсе не являли собой пример, которому должны были соответствовать пионеры. Они плохо учились, хулиганили, говорили плохие слова. Многих из них и в пионеры-то принимали во вторую очередь. Тогда существовал такой порядок: тех, кому исполнилось 10 лет, к празднику Великой Октябрьской Социалистической революции принимали в пионеры. Процедура эта происходила так: выстраивались пионерские отряды и вновь принятый произносил торжественное обещание. Текст примерно такой: «Я, юный пионер Советского Союза, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю, что буду беззаветно служить делу партии Ленина, Сталина…» ну и т.д. После этого старшая пионервожатая повязывала неофиту пионерский галстук и говорила: «Пионер, к борьбе за дело партии - будь готов!» Ты отвечал под салютом: «Всегда готов!» и становился в строй.

Однако тех, кто плохо учился или отличался плохим поведением, на Октябрьские праздники в пионеры не принимали. И тут на некоторое время происходило расслоение. Мы, вновь принятые, гордо ходили в новеньких галстуках, а не принятые нам страшно завидовали, но, чтобы не показать этого, всячески нас дразнили. Например, пели такие частушки: «Пионеры-лодыри, царя, Бога продали, денег накопили, галстуков купили. Пионеры юные, головы чугунные, ноги деревянные, черти окаянные». Однако это расслоение заканчивалось в майские праздники, когда в пионеры принимали всех остальных. Конечно тех, кто хотел, но не хотевших я что-то не припомню.

В обществе тоже не все было ясно с ролью гегемона. В стране зарождалось стахановское движение и самыми уважаемыми люди в обществе были стахановцы, рабочие. Шахтер Стаханов, паровозный машинист Кривонос, ткачихи Дуся и Маруся Виноградовы, трактористка Паша Ангелина. О них писали газеты, их имена знали все. Но в конкретном окружении в нашем институте никаких стахановцев не было, а наиболее уважаемыми людьми были профессора. Они же были и наиболее зажиточными людьми, с более высоким уровнем жизни. Хотя этим тогда гордиться и хвастаться не было принято. Наоборот, зажиточность полагалось всячески если не скрывать, то затушевывать - с тем, чтобы не выделяться из остальной массы трудящихся.






 

Рассказ о первых годах стахановского движения и о типовой процедуре приёма в пионеры в Пехре-Яковлевском



 
 


Rambler's Top100

Adv: Bookkeeping firms : Moscow