MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Детские годы > В школе и дома


 

                   



Глава 22. В школе и дома  

<< к главе 21    ... 110 > 111 > 112 > 113 > 114 >...    к главе 23 >>


- 110 -



Время: 1933 - 1940
Место: Балашиха

Сзади - корпус института на Балашихе

Сзади - корпус института на Балашихе

Табель успеваемости

Табель успеваемости




Глава В школе и дома : Семейные архивы


Весьма забавная и в свое время очень популярная повесть Николая Носова называлась "Витя Малеев в школе и дома". В самом этом названии уже содержалась ирония, возможно, не понятная современному читателю. Дело в том, что каждый год миллионы школьников под диктовку учителя писали социалистические обязательства на текущий учебный год. И там был обязательный пункт: "Обязуюсь хорошо себя вести как в школе, так и дома". Эта фраза навязла у всех в зубах. Когда мы с Майкой играли в вымышленную страну Снаудропия, то в ее лесах мы поселили двух страшных зверей. Один назывался Школета, другой назывался Такидома. Итак, Валерий Митюшёв в школе и дома.Первые четыре года я учился в начальной сельской школе. Она находилась на Горьковском шоссе прямо против института, в конце села Леонова, протянувшегося примерно на километр по обе стороны шоссе. Надо было спуститься по крутой тропинке против третьего корпуса к мостику через Пехорку, а затем подняться по пологому подъему метров триста к шоссе, за которым стояла эта школа. Она представляла собой двухэтажное кирпичное здание, построенное явно еще до революции. Говорили, что нынешняя заведующая, Анна Васильевна Гирс, была здесь учительницей еще до революции и что практически все взрослое население Леонова, а также Пехры-Яковлевского, было когда-то ее учениками. Рядом стоял тоже двухэтажный, тоже кирпичный дом, но размерами существенно меньше, в котором жили Анна Васильевна с двумя взрослыми дочерьми и учитель Сергей Федорович Марков с семьей. В школьном здании было три классных комнаты, учительская и столовая. В двух классах первого этажа учились первый и второй классы, а на втором этаже в первую смену занимался третий класс, а во вторую смену - четвертый. На большой перемене всех кормили горячим завтраком. Меню было совершенно стандартное - котлета с картофельным пюре, кружка молока и ломоть хлеба. Детей местных колхозников кормили бесплатно, а за чужих (как например за нас, институтских) их родители должны были за эти завтраки платить пять рублей в месяц. Нашу учительницу в первом классе звали Мария Сергеевна. Я мало что связанного с ней запомнил, но один ее урок в памяти остался. Дело было так. Она проверяла домашнее задание. Подняла моего соседа Юрку Гнедова, и тут выяснилось, что он не решил примеры по арифметике. Тогда она спрашивает: "Гнедов, почему ты не решил примеры, которые я задала?" А простодушный Юрка похлопал глазами и честно сказал: "Я поленился". Это вызвало бурю эмоций со стороны Марии Сергеевны. Она сказала: "И он еще бравирует, что он лентяй! Я думала, что у него есть уважительные причины, что у него, может быть, болела голова, или что он, может быть, должен был гулять с младшим братишкой. А он, оказывается, просто лентяй и еще этим бравирует"! В конце концов Юрка расплакался, а я сделал вывод, что правду следует говорить не всегда. Что иногда лучше говорить то, что начальство ожидает от тебя услышать. Во втором классе у нас уже был новый учитель, Николай Филиппович Желтков. После педагогического училища он служил в армии, только что демобилизовался и вот начал свою педагогическую деятельность. Воспоминаниями он жил еще в той дивизии, в которой служил. Поэтому, когда была хорошая погода, он говорил так: "Нечего сидеть в классе, еще насидимся зимой. Пошли все на улицу". И мы шли маршировать во дворе, где он учил нас строевым приемам. Мы пели строевые песни 30-й Чонгарской дивизии, в которой служил Николай Филиппович, метали гранаты, бегали, прыгали - и так проходили все четыре урока. Ну, а в плохую дождливую погоду и зимой мы наверстывали остальные предметы. Третий и четвертый классы вел учитель Сергей Федорович. Во втором классе, как я полагаю с подачи Марии Ивановны Соколовой, в школе был организован кружок бальных танцев. Записалось в него всего три мальчика - Вовка Соколов, Юрка Гнедов и я. Почему-то больше никто участвовать в этом не захотел. Девочек было несколько больше. С нами занималась старшая дочь Анны Васильевны, Алла. Она разучивала с нами мазурку, польку, краковяк, вальс и лявониху. Занятия проходили во вторую смену, когда оба класса на первом этаже были свободны. Постепенно мы стали выступать. Выступали в институтском клубе по разным праздничным датам, выступали в сельском клубе в Леоново и даже выезжали в село Пехра-Покровское, которое находилось от нас в пяти километрах. То есть наш ансамбль стал популярен в ближайшей округе. В первой паре танцевал, естественно, Вовка Соколов, а вторую и третью составляли мы с Юркой. Партнершей у Вовки была самая красивая, самая стройная девочка Лина Матвиенко. Я, как правило танцевал с Музой Лесниковой, а Юрка - с Ирой Степанян. По окончании леоновской школы мы с Юркой Гнедовым поступили в пятый класс средней школы на "Сто двадцатом". "Сто двадцатый" - это бы поселок городского типа при соответствующем номерном заводе. Сейчас эта территория входит в город Балашиху, а тогда это был самостоятельный поселок. Он находился на другом конце села Леонова, и до него надо было пройти еще примерно с километр по шоссе. Учителей из "120-й" школы я практически не помню никого.Учиться мне было, в общем-то, не интересно. Потому что по уровню развития я существенно превосходил средний уровень класса. В пятом классе только начинали учить немецкий язык. А я уже весьма прилично разговаривал по-немецки и читал газетные статьи. Начали учить историю древнего мира - а я к тому времени уже прочитал и хорошо знал мифы древней Греции, читал вузовские учебники по истории Греции, Рима и Египта. Так что тут тоже после первых моих ответов меня перестали вызывать. То же и с географией. Я был филателист, а филателисты - они все географы. В математике и физике у меня, правда, не было особенных прорывов, но и тут общая эрудиция позволяла мне довольно легко выполнять все задания. В любом случае, никакой другой оценки, кроме как отлично, от меня не ожидалось.






 

Комментарии к разделу В школе и дома - Записки, т. 1



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow accounting reporting consulting