MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Детские годы > Профессорский корпус


 

                   



Глава 21. Профессорский корпус (продолжение)

<< к главе 20    ... 100 > 101 > 102 > 103 > 104 > 105 > 106 > 107 > 108 > 109 >...    к главе 22 >>


- 103 -



Время: 1935 - 1940
Место: Балашиха

День рождения Валерия Митюшёва, 1939

День рождения Валерия Митюшёва, 1939




Глава Первые радиолюбители (довоенные период)


Во второй квартире первого этажа жил мой основной приятель Юрка Гнедов. В иерархии моих друзей он занимал лишь третье место после Майки Орлова и Вовки Соколова, но я назвал его основным, потому что с ним связаны все шесть лет моей жизни на Балашихе. В то время как Майка уехал в 1939-м году и в том же году уехал Вовка, с Юркой мы с первого по шестой класс учились в одном классе, вместе ходили в школу, вместе проводили значительную часть времени, часто ссорились, иногда дрались – в общем, были закадычными друзьями. Юрка умел сказать что-нибудь очень обидное и при этом состроить ещё более обидную рожу, по которой я немедленно вмазывал кулаком. Естественно, тут же получал сдачи. Мы сцеплялись, катались, били друг друга и кусались. Однажды мы умудрились подраться на крыше овощехранилища и, покатившись кубарем по скату, свалились вниз. Но ничего, обошлось. После очередной драки мы расходились навсегда - а через час встречались как ни в чем не бывало и продолжали наши добрые отношения. Отец Юрки был аспирантом, мачеха работала лаборанткой на одной из кафедр. В семье было еще двое детей: Галя - года на четыре моложе Юрки - и совсем маленький Борька. Жили Гнедовы беднее, чем остальные жители нашего корпуса. Юрка, естественно, не занимался ни английским, ни немецким, он не имел тех книжек, которые покупали нам. В 1941-м году я последний раз видел Юрку. Сколько я после войны ни пытался - так ничего и не смог узнать о судьбе Гнедовых.

Теперь выходим на улицу и перемещаемся во второй подъезд. На первом этаже в правой квартире жили Ивановы. Лев Ефимович Иванов был главным бухгалтером института. Это был крупный, довольно угрюмый мужчина с большой черной бородой. Жена его работала врачом в больнице на Балашихе. У них был сын -Вовка Иванов - 1924-го года рождения. Вовка чувствовал себя много старше нас и редко снисходил до текущего общения. Но при этом не отказывал в консультациях в той области, в которой он ощущал своё полное превосходство – в области радиолюбительства. Тогда все мальчишки были радиолюбителями. Не быть радиолюбителем было просто неприличным. Я тоже считал себя радиолюбителем и пытался делать простейший детекторный приемник, который у меня так и не заработал. А Вовка Иванов делал сложные многоламповые всеволновые приемники. Он легко оперировал такими словами, как супергетеродин, промежуточная частота и т.д. Более того, у Вовки Иванова я впервые в жизни видел телевидение. Вовка сам сделал телевизор. Тогда велось экспериментальное вещание на длинных волнах. Это была, в общем-то, только демонстрация возможностей. Отечественных электронно-лучевых трубок ещё не было. Экран был размером со спичечную коробку, на котором изображение было оранжево-черным, потому что источником изображения была безинерционная неоновая лампа. Развертка осуществлялась через «диск Нипкова», синхронизация – пальцем. Но, тем не менее, это было совершенно ошеломительное ощущение: где-то в Москве поет певец, а ты в Балашихе видишь, как он открывает рот или машет рукой. Распознать черты лица было, конечно, невозможно, но было ясно, что это - человек и он открывает рот. Звуковой канал, кстати, работал вполне прилично.

В 1942-м Володя ушел на войну. Вернулся он где-то в 1947-48-м, учился в нашем же Балашихинском институте. Но говорили, что дальнейшая жизнь у него не очень-то сложилась.






 

Рассказ о первых радиолюбителях в Пехре-Яковлевском



 
 


Rambler's Top100

Adv: Moscow accounting reporting