MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Детские годы > Профессорский корпус


 

                   



Глава 21. Профессорский корпус (продолжение)

<< к главе 20    ... 100 > 101 > 102 > 103 > 104 > 105 > 106 > 107 > 108 > 109 >...    к главе 22 >>


- 101 -



Время: 1935 - 1940
Место: Балашиха

В бывшей квартире Лаукки. Сзади - знаменитый шкаф

В бывшей квартире Лаукки. Сзади - знаменитый шкаф




Глава Ростислав Евгеньевич Алексеев, генеральный конструктор судов на подводных крыльях


Лео Карлович был полиглотом. Мы, мальчишки-филателисты, были уверены, что Лео Карлович знает вообще все языки. Ибо, с какой бы маркой ты к нему ни обратиться, он всегда давал точную идентификацию: «Вот эта марка княжества Хайдерабад, которое…» - и далее рассказывалась история этого княжества. «А это - Восточная Румелия, в которой…» и т.д. Знание Лео Карловичем всех европейских (а не только так называемых «основных») языков само собой подразумевалось, но вдобавок к этому он читал по-арабски, по-персидски и т.д. Моя мама сошлась с Зоей Михайловной на почве общественной работы, а затем у них установились и личные дружеские отношения. Когда весной 1937-го года Лаукки перевели на аналогичную должность в днепропетровский институт инженеров железнодорожного транспорта, мы заняли их квартиру и до 1939-го года жили вместе с Орловыми. А когда Орловы в 1939-м переехали в Москву, на их место въехал новый заведующий кафедрой ботаники кормодобывания, академик Белорусской академии, профессор Алексеев Евгений Кузьмич. Зимой он жил здесь один, а летом к нему приезжала его жена и младшая дочь. Постоянно они жили в Москве. Младшая дочь Алексеева, Рита, была голенастой, рыжеватой девчонкой двумя годами старше меня. Регулярно приезжала из Москвы и старшая дочь Алексеева, которая была уже совсем взрослая тетя - она только что окончила физфак Московского университета. Два или три раза в гости к родителям приезжал из Горького старший сын Ростислав, Ростик. Он уже несколько лет работал в КБ Сормовского завода и считался весьма перспективным инженером. А через десяток с небольшим лет имя Ростислава Евгеньевича Алексеева, генерального конструктора судов на подводных крыльях, станет широко известно всему миру. И побегут по рекам и морям его ракеты, кометы и метеоры.

Во второй квартире на этой лестничной площадке жили Вяжлинские и Грабовские. Вяжлинский был начальником военной кафедры. Он ходил, как правило, в форме с тремя шпалами. Жена его, Ольга Сергеевна, казалась много моложе и была преподавательницей физкультуры. С ними жила теща, Александра Федоровна, которую в доме звали «старуха Вяжлинская». Она читала на лавочке перед подъездом исключительно французские романы и говорила, что от прострела ей очень помогает «мазь Бонбангье». В 1941-м году Вяжлинский возглавит отряд народного ополчения, сформированный из студентов и сотрудников института. Говорили, что из этого отряда назад не вернулся ни один человек. Грабовский заведовал кафедрой экономики. В нашу бытность он только женился и я помню, что его молодая жена как раз пыталась устанавливать отношения с жителями корпуса.






 

Рассказ о Ростике - Ростиславе Евгеньевиче Алексееве, будущем генеральном конструкторе



 
 


Rambler's Top100

Adv: Accounting reporting solutions : Moscow