MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Мои родители > Раисино


 

                   



Глава 16. Раисино (продолжение)

<< к главе 15    ... 73 > 74 > 75 > 76 > 77 >...    к главе 17 >>


- 75 -



Время: 1946 - 1966
Место: Москва, Раисино

Раисино 1955

Раисино 1955

Раисино 1963

Раисино 1963




Глава Титовы и Штурм Зимнего в Семейных архивах


Пять лет Павел Васильевич ежедневно ездил на работу в Москву на 3-ю Мещанскую. Либо пешком до трамвая, либо на 16-м автобусе, который шел у нас уже переполненный и сесть на него было достаточно трудно. Особенно сложна была езда зимой, когда тропинку от шоссе до финских домиков заметало полностью и метров пятьсот-шестьсот надо было идти по колено в снегу. С водой тоже были сложности. Первые две зимы воду приходилось носить из центральной части посёлка, т.е. примерно от шоссе, и с полными ведрами обратно брести по снегу. Для технических нужд зимой топили снег. Отопление было дровяное. С осени запасали дрова и каждый день топилась печка. Правда, года через два провели водопровод и вода стала доступна в доме, но канализации не было до самого конца.

Я уже говорил, что в 1951-м году пантовую лабораторию ликвидировали и соединили ее с раисинской лабораторией звероводства. Павел Васильевич стал работать непосредственно в Раисино и необходимость ежедневной езды отпала. А в 1956-м году он вышел на пенсию и 10 лет после прожил в этом домике пенсионером.

Надо сказать, что в том же 1946-м году, когда родители переехали в Раисино, у Павла Васильевича обнаружили туберкулез в открытой форме. А дело было так. Ему предложили путевку в Кисловодск и он стал проходить рутинную курортно-отборочную комиссию. И на ней-то и обнаружили, что у него туберкулез. Причем развивающийся очень бурно. Павел Васильевич начал часто лежать в больнице, летом ездить в санатории в Крым и в Башкирию на кумыс. Но я уже рассказывал об истории со стрептомицином, и принятое интенсивно лечение позволило ему прожить с этой болезнью до 1974-го года, т.е. почти тридцать лет. Но в любом случае, болезнь ограничивала его возможности по передвижениям, по работе на участке и т.д.

Первую зиму 1946-47-го года родители жили практически одни на этом финском хуторе, отделенном от центральной усадьбы Раисино расстоянием метров пятьсот. Не помню, жили ли за стенкой Щербаковы. А весной 1947-го года строительство финских домиков было закончено и появились соседи.

Наиболее близкими из соседей - и по расстоянию, и по взаимоотношениям - были Титовы. Наш и их домики смотрели друг на друга и разделялись расстоянием метров в 50-60. Квартиру там получила ветврач Александра Петровна Титова, но с ней жили её родители – Петр Григорьевич и Евдокия Клементьевна, ее сестра Ася и потом с фронта вернулась сестра Каля. На самом деле она была Клавдия, но звали ее почему-то Каля, а не Клава. С Титовыми установилась большая дружба. Александра Петровна была любительница преферанса и когда приезжала мамина сестра Елена Михайловна, то они втроем собирались у нас расписать пульку. Праздники часто встречали вместе. Родители Александры Петровны родом были из Башкирии. Петр Григорьевич был, вероятно, русский, а вот Евдокия Клементьевна была типичная башкирка. Петр Григорьевич был старым большевиком. Старыми большевиками назывались тогда те, кто вступил в партию до 1917-го года. Петр Григорьевич во время революции служил на военном флоте и матросом участвовал в штурме Зимнего, что считалось большой заслугой. Он уже не очень хорошо все помнил, поэтому когда собирались в праздники за столом и его просили: «Ну, Петр Григорьевич, расскажите, как брали Зимний», - он рассказывал так. «О-о-о-о, - говорил он. - Вот Аврора ка-ак пукнет, а мы ка-ак побежим!» На этом его рассказ о штурме Зимнего заканчивался.






 

Рассказ о Титовых и штурме Зимнего Дворца в Записках



 
 


Rambler's Top100

Adv: Financial accounting firms : Moscow