MyBio.ru

семейные архивы


контакты

Валерий Митюшёв. Записки обыкновенного человека

Том первый > Мои родители > Павел Митюшёв


 

                   



Глава 13. Павел Митюшёв (продолжение)

<< к главе 12    ... 55 > 56 > 57 > 58 > 59 > 60 >...    к главе 14 >>


- 56 -



Время: 1892 - 1920
Место: Усть-Сысольск, Вятка

Начальствующие лица

Начальствующие лица

Отметки за сочинения

Отметки за сочинения

Закон Божий - 5, История - 4, Физика - 3

Закон Божий - 5, История - 4, Физика - 3

Учебные пособия

Учебные пособия

Тарас Бульба: жестокость, упрямство...

Тарас Бульба: жестокость, упрямство...

Се медведи, а не поросята...

Се медведи, а не поросята...

Я подобен человеческому магниту...

Я подобен человеческому магниту...

Павел Митюшёв, Алексей Айбабин и др.

Павел Митюшёв, Алексей Айбабин и др.

Павел Митюшёв, Алексей Айбабин и др. (оборот)

Павел Митюшёв, Алексей Айбабин и др. (оборот)

Алексей Айбабин, 1917

Алексей Айбабин, 1917

Алексей Айбабин (оборот)

Алексей Айбабин (оборот)




Глава как сделать утюг в Семейных архивах


Папа вспоминал, что очень хорошо было поставлено обучение химии, точнее - агрохимии. За каждым учеником от начала до конца обучения закреплялся в лаборатории химический стол, своя посуда, где учащийся готовил и держал свои растворы. Практические занятия по химии проходили достаточно часто. Ставились учебные задачи определить - какая почва здесь, какая там, какая тут кислотность и т.д.

Так у учащихся вырабатывались навыки самостоятельного анализа. Хорошо были организованы и мастерские. Здесь тоже у каждого был свой верстак с тисками и с набором инструментов. Слесарному и столярному делу учились с азов. Папа вспоминал, что самым трудным было первое задание – сделать утюг. Надо было отлить заготовку, обрубить окалину зубилом, потом отделать напильником, потом отшлифовать поверхность и т.д. Он всегда гордился, что сделал в свое время утюг, хотя мастером в слесарном деле всё-таки не стал.

Летом студенты с начала сезона и до конца работали на ферме вблизи Вятки. Здесь они собственными руками проводили весь сезонный цикл сельскохозяйственных работ. Все это было организовано по высшим меркам того времени.

Училище размещалось в высоком просторном трехэтажном здании, я его еще застал. Рядом стоял построенный в том же стиле двухэтажный особняк директора. Директор имел чин действительного статского советника и его полагалось называть «Ваше превосходительство». Тем не менее, каждый учащийся в течение четырехлетнего срока обучения в составе небольшой группы несколько раз приглашался к директору на квартиру на чай. Здесь директор вел с ними беседы, знакомясь с будущими выпускниками, узнавал о родителях, о хозяйствах, из которых они приехали, и в тоже время внушал им разные полезные мысли. Учащихся этого училища в вятском обиходе звали «техниками», и они, в отсутствие высших учебных заведений, являлись как бы местным студенчеством. Тем более, что выходная их форма была очень похожа на университетскую. Приезжие учащиеся жили на частных квартирах, а обедали в столовой, об организации которой стоит сказать несколько слов. Столовая была самодеятельной. Она находилась в училище, но администрация училища этой столовой не касалась. На общем собрании столующихся избирался главный эконом и дежурные экономы. Каждый день дежурный эконом отправлялся с поваром и подсобным рабочим на рынок и закупал продукты на текущий день. После этого готовился обед. Обед отпускался за наличный расчет, но при этом надо было обязательно на грифельной доске отметить, будешь ли ты обедать завтра, потому что готовилось строго определенное количество порций. Дежурный эконом в день дежурства получал бесплатный обед, главный эконом всегда обедал бесплатно. Он осуществлял руководство этой столовой.

Жили иногородние техники, как я уже сказал, на частных квартирах. Павел Митюшёв снимал комнату неподалеку от училища вместе с еще тремя сотоварищами. Помню их имена: Миша Шубин, Алеша Феокфилатов и Женя Коковин. Что с первыми двумя потом стало, я не знаю, а с последним был такой случай. Я уже учился в институте, был 1948-й год, и только что прошла печально знаменитая сессия ВАСХНИЛ, где была разгромлена «буржуазная лженаука генетика». Обсуждение решений этой сессии проходило по всем учреждениям и учебным заведениям страны и у нас на факультете тоже была конференция по поводу генетики. Докладчиком был я. И вот спустя пару дней ко мне подходит наш студент Вадим Коковин, и спрашивает - он слегка заикался: «Слушай, а т-твое отчество Павлович?». Я начинаю быстро-быстро соображать, и отвечаю: «А ты, наверное, Евгеньевич?» - «Да, Евгеньевич. Тогда все сходится». Вот так, спустя много лет, дети бывших соучеников встретились. Его отец, Евгений Коковин, работал в мелиоративном институте. Мы были единожды у них в гостях, они тоже были у моих родителей, но дальнейшие отношения не развились.

Одновременно с моим отцом в Вятском училище учился его земляк из Яренского уезда Алексей Айбабин. По окончании училища он служил в царской армии, где, повидимому, вступил в партию большевиков. Впоследствии, с 1921 по 1934 год он был одним из руководителей Коми области, в частности, какое-то время являлся заведующим Областным Земельным Управлением (ОбЗУ) (где, напомню, с 1930 по 1932 работал и Павел Митюшёв).

В 1934 Айбабина назначили представителем Коми области при президиуме ВЦИК в Москве. Я помню, что мы с папой ходили в гости к Айбабиным в его резиденцию в Денежном переулке на Арбате. 28 февраля 1938 Алексей Айбабин был арестован, а 26 июля 1938 - расстрелян. Место захоронения - Бутово, Московской области.






 

Рассказ о том, как сделать утюг в Записках



 
 


Rambler's Top100

Adv: Management accounting solution : Moscow